Земля и люди
   

   

Четверг, 07 Сентябрь 2017 11:08

Вирус переносится глупостью. АЧС – беспечность может обойтись дорого

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

Вряд ли могли догадываться симпатичные бородавочники, в начале прошлого века бегавшие по саванне Южной Африки, что трясет и лихорадит их вовсе не от гнилой воды. Что за напасть?.. Впрочем, ученые того времени знали об африканской чуме свиней не намного больше.

 

Связанные одной цепью

Да и сегодня специалисты, найдя оружие против классической чумы свиней и птичьего гриппа – есть вакцины, сыворотки – ничего не могут противопоставить АЧС, этот вирус имеет свойство мутировать. Спустя сто с лишним лет через Закавказье, Россию и Украину заболевание добралось до наших мест и распространилось в странах Евросоюза. Сегодня трясет и лихорадит европейского кабана.

– Много проблем с АЧС и у соседей, в частности в Литве и Польше. Поэтому наши приграничные территории представляют собой зону риска, – говорит начальник ГУ «Гродненская районная ветеринарная станция» главный ветеринарный врач Гродненского района Сергей Кравцевич. – Это район Гожи, Подлабенья, Сопоцкина. И даже Вертелишки в зоне особого внимания. Да, Гожу и Сопоцкин разделяет Неман, но для вируса преград нет.

На протяжении времени кабан стал устойчивым к вирусу АЧС. Если раньше считалось, что больные особи издохнут, и в лесах станет чисто, то сейчас стало очевидно – это призрачные надежды. Свиньи дают потомство (возможно, на какую-то долю процента уже иммунное), заболевшие свиноматки погибают, если их не отстрелят, а поросята продолжают расти. До того переломного момента, когда иммунитета уже не хватит. Потом животное умирает так или иначе, но прежде успевает накрутить по лесу и сельхозугодьям множество кругов, заразив обширную территорию.

Распространение вируса – 300 км в год. При условии, что кабан не мигрирует. Потому несколько лет назад правительство было вынуждено принять радикальные меры, чтобы ситуация не приобрела характер критической. Постановлением Совмина №729 от 25 июля 2014 года «О внесении изменений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 29 августа 2013 г. № 758» был введен режим изъятия и использования ресурсов дикого кабана на территории Беларуси. Его начали истреблять с целью ликвидации восприимчивого вида.

– В биологии существует цепочка: вирус – восприимчивый вид – некий конечный результат, – поясняет Сергей Геннадьевич. – Последнее звено – домашнее и общественное свинопоголовье. Перед специалистами стоит каверзный вопрос: позволить ему болеть или же оборвать цепь на диком кабане как на активном переносчике.

Вопрос риторический, и ответ известен – свинофермы и подворья не должны пострадать, а для этого согласно законам биологии необходимо отделить вирус от одомашненного свинопоголовья, истребив дикого кабана.

Одна голова хорошо, а две – лучше

В этом году в местах Гродненского района отстрелено около 400 голов. В прошлом году за этот период изъяли около 500, в 2015 – 700. То есть тенденция идет на спад. Не в силу того, что охотники обленились, а потому, что дикого кабана реально становится меньше. Сегодня специалисты ветстанции гораздо реже выезжают на ДТП с участием диких свиней. Кабаны уже не выходят на дороги, а раньше примерно пять раз в неделю убирали туши с асфальта.

Согласно Постановлению Совмина, если произошло изъятие дикого кабана, охотник обязан вызвать специалистов ветстанции для утилизации туши. Для этого организованы специальные места, скотомогильники – вкопанные в землю металлические емкости большого объема с оградой и крышкой на замке.

– Схема работы проста. Утром мы получаем звонки от арендаторов охотугодий, которые сообщают, в каком месте были отстрелены животные. Например, в охотхозяйстве на территории СПК «Озеры Гродненского района» завалили двух секачей. Поступает вызов, на выезд снаряжается ответственный за захоронение ветеринарный специалист, – рассказывает главный ветврач. – К скотомогильнику приезжает охотник с тушами отстреленных кабанов. Их осматривают. Если нет подозрений – в бочку. Сверху засыпается дезинфицирующее средство, как правило, хлорная известь.

Подписывается акт об утилизации. Охотник направляет его копию и закрытую охотничью путевку (подпись и печать ветстанции – утилизировано) в райисполком, откуда потом на безналичные счета приходят средства. Это семь базовых величин, две из которых полагаются охотнику.

Конечно, специалисты ветстанции ведут строгий учет отстреленных и захороненных животных. Анализы отбирают у тех, которые по внешнему виду явно подозрительны на АЧС. Но почему не поголовно?.. Как пояснил Сергей Геннадьевич, это большая материальная нагрузка на лабораторию – реагенты, медикаменты… Да и человеческие ресурсы не безграничны. Кроме того, лишнее обсеменение: тушу необходимо вскрыть, достать селезенку… Понятно, что при этом всё «измажется» вокруг. Потом, конечно, продезинфицируют и машину, и руки, и спецодежду, но вирусная – не микробная обсемененность, критерий работы дезинфицирующего средства люминометром не проверишь. Поэтому лишний раз устраивать грязь вокруг туши одного кабана не логично: если визуально он откормленный, сытый, не выглядит больным, то исследование излишне.

Хитрость себе дороже

– Как показала практика наблюдений – кабан животное умное, – замечает Сергей Кравцевич. – Если болен, не будет бегать по полю, напрашиваясь на пулю, а спрячется где-нибудь в болоте или возле речки, где его не отыщет ни один охотник. Понятно – ему плохо, у него температура, лихорадка и он пойдет остывать в грязь. Другой вопрос, что животное, находящееся в инкубационном периоде, бегать будет. А это от недели до 50 дней.

Сергей Геннадьевич с горечью говорит о человеческом факторе.

– Мы не в каменном веке, люди не голодают, так зачем употреблять в пищу то, что живет в лесу? Охота – это вид спорта, досуг, активный отдых… Страсть, в конце концов. Но не способ добывания еды, – убежден главный ветврач. – Однако всегда найдется охотник, который украдет кабанью тушу. Или заберет трофей – клыки, голову, шкуру… При этом без обработки обсеменит вирусом множество вещей, и даже не будет знать, что он разносчик. Вирус переносится не ветром, а человеческой глупостью или невежеством.

Механизм заражения работает элементарно: взял голову кабана, принес домой, но по дороге взялся за ручку дверей, калитки, машины. Сполоснув руки, пошел в магазин, поздоровался за руку с десятком знакомых, потом поехал к теще – выбросить навоз из сарая. Опять же, потрогал всё, что только можно. Через две недели теща позвонит – заболели свиньи...

Нерадивые охотники рискуют не только с АЧС. У диких кабанов выявляется классическая чума свиней (от нее, правда, есть вакцина), трихинеллез. А это заболевание может привести даже к смерти. Личинки проникают в мышцы, нарушая работу пучка мышечной ткани, а в самом опасном случае – центральную нервную систему. Лучше не представлять себе адских болей... Неужели они стоят ста килограммов мяса дикого кабана? Да и другие заболевания – сальмонеллез, колибактериоз, эхинококкоз, альвеококкоз… – хоть и не смертельны, но мало приятны.

– Закон предписал – мяса дикого кабана в природе быть не должно. Кабан должен быть мертвый и утилизированный, – еще раз напоминает Сергей Кравцевич. – Отдельные особи могут бегать по лесу... Но никакого мяса и полуфабрикатов.
Как уже говорилось, охотхозяйства получают компенсацию за отстрел дикого кабана. Некоторые убеждены, что две базовых, полагающиеся охотнику, добывшего кабана, – несерьезная сумма. Но часто ли мы находим на улице рубль или два? А тут поохотился в удовольствие, почувствовал адреналин и еще деньги получил... Хочется сказать, купи, зверобой, на них в магазине мяса и спи спокойно.

Безвизовый режим

Возвращаясь к вышесказанному, – почему опасны Литва и Польша в плане распространения АЧС? В странах Евросоюза политика борьбы с африканской чумой свиней несколько другая. И цифры изъятия тоже. В маленькой Литве, например, в прошлом году отстрелено пятьдесят тысяч голов дикого кабана. У нас же по всей республике вряд ли десять тысяч наберется. Но в Литве существовала дифференцированная система оплаты за изъятое животное: свиноматка, предположим, около ста евро, взрослый кабан стоил дешевле, на поросят расценки были еще ниже.

– Но на оплату за добытые головы расходовались бюджетные средства, которые имеют свойство заканчиваться, – говорит Сергей Геннадьевич. – И мясо дикого кабана охотникам после исследования региональной ветслужбой на АЧС и трихинеллез разрешили забирать с собой. И как они не использовали эти исследования, какие мероприятия не проводили – количество вспышек в Литве зашкаливает.

А до литовской границы – рукой подать... Что для вируса десяток-другой километров? Не увенчалась успехом у наших соседей и практика поиска павших кабанов. Насколько известно, раньше за них платили, а потом перестали. Наши же охотники получают наставления и предписания – искать. При обнаружении тушу необходимо утилизировать согласно правилам. Но у нас павших кабанов не находят. Впрочем…

Беседуя с Сергеем Кравцевичем, вспоминаю, как в детстве с родителями собирал грибы в лесу около Сопоцкина и единственный раз в жизни видел павшего секача. Темно-бурая туша лежала горбом в метре за бетонным проемом, входом в дот, уже изрядно смердя. Возможно, – подранок, забившийся в укрепление издыхать или же невольная жертва заболевания…

И сегодня в приграничной зоне дикий кабан – привычное явление. Он мигрирует, кормится, размножается, болеет. Это специалисты ветеринарной службы и охотники не имеют права находиться где-то рядом с контрольно-следовой полосой, а диким свиньям визы и разрешения не требуются.

«Мамаша», уйдите!

И тем не менее с той или иной степенью эффективности борьба с диким кабаном ведется. По мнению начальника ветстанции, на сегодняшний день диких кабанов отстрелено немало. Но всё равно их количество в лесах остается тревожным.
Почему же численность кабана не удается снизить до той отметки, когда он перестанет представлять угрозу для свинокомплексов и личных подворий?

Из объективных причин – всё та же миграция и увеличение опоросов. Свиноматка приспособилась не только к вирусу, но и к человеческому отношению к ней в плане охоты. Сегодня она выводит поросят в неурочную пору. Грозную «мамашу» с поросятами можно встретить, например, в феврале, в морозы. Она пытается, как и вся дикая природа, восстановить баланс.

Есть и субъективные причины.

– Далеко не каждый охотник пойдет на свиноматку с поросятами, поскольку при неблагоприятном раскладе она от него только сапоги оставит, – замечает Сергей Геннадьевич. – И даже если ее уложил, попробуй отстрелять поросят.
Еще один аспект: многие охотники надеются, что им, как и в Литве, разрешат забирать мясо. Некоторых, по словам арендаторов охотугодий, на кабанью охоту вообще калачом не заманишь. Аргумент тривиален – если тушу нельзя забрать, я не пойду. Срабатывает меркантильная сторона вопроса. Не так нужны две базовые величины, как мясо, которое можно продать. И, анализируя эту ситуацию, еще раз убеждаешься, что регламентированная охота – увлечение обеспеченных граждан. А промысел с нарушением всех норм и правил – интерес для жадных.

К слову, свиноматок порой не трогают с умыслом.

– Некоторые охотники руководствуются тем соображением, что лучше застрелить животное через месяц-два, (дескать, не убежит далеко от поля) и оставить после нее десяток малышей, которые тоже подрастут и станут впоследствии предметом охоты. Вот такой расчет, – разводит руками Сергей Кравцевич.

Впрочем, теоретически существует возможность поохотиться на кабана и забрать тушу или трофей. Это вольерная охота, модная тенденция наших дней. В Гродненском районе есть вольеры, но содержатся в них в основном копытные. А вольерная охота на кабана описана постановлением Совмина и ветеринарно-санитарными правилами. Чтобы она была организована согласно нормативам, вольер должен представлять собой маленькую свиноферму: необходимы дезинфекционный барьер, санпропускник, комплекты одежды и т.д. С учетом этого вряд ли такая охота окупится.

Цена беспечности

Естественно, что борьба с АЧС все-таки невозможна без серьезной научной работы. Сегодня, например, существуют два метода исследования патологического материала на наличие вируса. Это ИФА-диагностика (иммуноферментный анализ) и ПЦР-диагностика (полимеразно-цепная реакция). В первом случае применяется метод обнаружения антител к вирусу АЧС, которые должен выработать организм в процессе иммунного ответа. Проводится она по сыворотке крови, которую нужно отобрать у живого кабана. ПЦР-диагностика – более современный и гораздо чаще применяемый метод. Она ищет ДНК вируса. Можно проводить исследование на любом компоненте, кроме крови, – мясо, сало, кожа, шерсть, и даже брать на анализ продукты питания.

Поинтересовался у Сергея Кравцевича, реально ли по внешнему виду определить, больно животное или нет?

– Клиника АЧС стандартна, ее дифференцируют по роже, т.е. пятнам на коже свиней. Но это применимо к домашним животным, дикий кабан сам по себе темный, и никаких пятен на нем не увидишь, – объясняет главный ветврач. – Но есть и другие признаки: кровавый понос, возможное пенообразование в легких, высокая температура, истощенность…

Следует отметить, что клиника АЧС одинакова для диких и домашних свиней. Для тех, кто содержит на подворье кабанчиков и для кого угроза африканской чумы не пустой звук, первый признак заболевания – животное отказывается есть. Причем резко: утром аппетит у хрюшки еще был в порядке, а в обед уже воротит от лохани рыло. Наблюдается также зарывание в подстилку; нельзя оставлять без внимания и покраснение на ушах, затылке, подгрудке, конечностях. Смерть порой наступает мгновенно, но не исключено, что животное будет болеть в течение трех недель. Инкубационный период примерно одинаков. Для домашних – от 7 до 35-40 дней. Около месяца свинья может быть вялой, временами плохо или вообще не есть, потом опять кормиться и тем самым вводит хозяина в заблуждение.

– За это время он может обзвонить всех соседей, показать свинью всем знакомым, привезти кучу лекарств. А итог останется одним – животное погибнет, – констатирует Сергей Кравцевич.

Как защитить подворье? Население получало рекомендации не раз. Главное правило – применение кормов, прошедших термическую обработку. Трава, початки кукурузы, свекольная ботва должны быть хотя бы обданы крутым кипятком. По крайней мере, это в разы сократит вероятность инфицирования. В идеале лучше вообще не скармливать то, что растет на поле.

При посещении леса нужно иметь отдельный комплект одежды. Но это не эффективно, если переодеваться под сараем, в котором похрюкивает боров. А ведь правила несложные: пришел из лесу, стал на импровизированную дезинфицирующую подушку или коврик (рамка из четырех досок, засыпанная опилками с любым из доступных дезинфицирующих средств), снял на ней сапоги и обул чистые, домашние. Далее следует вымыть руки горячей водой с мылом, обработать их дезсредством, сменить одежду. И только тогда можно зайти в сарай к животным. Дезинфекция касается также инвентаря.

– Большой бич – покупка комбикорма у частников, – напоминает Сергей Геннадьевич. – Непонятно, какого он производства и откуда привезен. Ну, и совсем очевидное – нельзя покупать мясо и различные изделия из него на обочинах.

Осторожность в квадрате

В борьбе с АЧС важно экстренное оповещение, будь то частник или начальник свинокомплекса. Вирус среди животных распространяется очень быстро, всегда проще выделить неблагополучный участок, произвести вынужденный убой 50 или 100 животных, находящихся в этом месте, а у остальных взять кровь, чтобы определить – больное или здоровое. Потом включается период наблюдения.

– Свинокомплексы и свинофермы у нас работают в режиме закрытого типа действия. Введен высокий уровень биологической защиты, – напоминает Сергей Кравцевич. – Люди приходят на работу согласно списку; стороннее лицо никоим образом не может войти на свиноферму, за исключением инспектирующих или специалистов по ремонтно-техническим работам. И то от них требуется пропуск, который выдадут только после того, как удостоверятся, что у человека на подворье нет свиней.

Да, правила строги. Вход на территорию – только через санпропускник. Необходимо раздеться, принять душ, а потом в чистой зоне облачиться в спецодежду. На всех входах и выходах в здания установлены дезинфицирующие коврики, дезванны, кюветы и др. Подъездные дороги к свинокомплексам дезинфицируются раз в день. Въезд автотранспорта осуществляется только через дезбарьеры. Кроме того, практически на всех свинокомплексах установлены первичные блокпосты: за 50-10 метров машина останавливается на дезподушках, после чего производится обработка ходовой части, выдерживается необходимое время экспозиции, и только после этого автотранспортное средство может проехать в дезбарьер. Введено двойное переодевание для свинарок, работникам комплексов запрещено проносить с собой продукты питания. Обязательно двойное ограждение, видеонаблюдение… Естественно, у всех, кто имеет допуск на территорию, на личных подворьях не должно быть свиней.

Не мог не задать вопрос о буферной зоне. Как пояснил главный ветврач, на момент выхода постановления Совмина №758 от 29 августа 2013 года в правилах было прописано: в радиусе 5 километров от свиноводческих объектов в частных подворьях свиней быть не должно.

В буферные зоны района входит около 160 деревень. Безусловно, это очень много. Но в любом случае свиней в них быть не должно. Однако находятся те, кто любыми способами пытается обойти установленный порядок. Как бороться с нарушителями?
В прошлом году вышло очередное изменение правил, предписывающее сельисполкомы ежемесячно проводить осмотр подворий, находящихся в буферной зоне.

– Хорошо, но нередко ведем битву с ветряными мельницами: работников в сельисполкомах не хватает, люди во дворы не пускают, кто-то говорит, что свиней нет, а на самом деле они есть... – обрисовывает ситуацию Сергей Кравцевич. – И такие граждане играют с огнем. Никто не знает, где и когда может произойти вспышка. Для хозяина в буферной зоне, ставшего разносчиком вируса АЧС, предусмотрена уголовная ответственность. Если на ближайшем свинокомплексе по его вине «полыхнет», сумма компенсаций будет зашкаливать.

Если же у кого-либо, проживающего в буферной зоне, в сарайчике обнаружат свиней, его ждет предписание о проведении убоя в трехдневный срок и административный процесс, то есть штраф до 20 базовых величин.

Стоит задуматься... Касаемо законопослушных – что делать, если у свиней обнаружены признаки некоего заболевания? Прежде всего, необходимо немедленно известить представителей сельсовета, ветслужбу хозяйства или района. А дальше в дело вступают специалисты. Следует напомнить, что сокрытие любой болезни может иметь самые тяжелые последствия.

Фото носит иллюстративный характер

Прочитано 209 раз
Андрей Мякиш

Корреспондент

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию. HTML код разрешен.

Популярное

Нояб 15, 2017 400

Беларусь лидирует среди стран СНГ по соотношению численности студентов и населения

Беларусь лидирует среди стран СНГ по соотношению количества студентов к численности…
Нояб 15, 2017 397

Облава на дикого зверя

На прошлой неделе «Перспектива» (№ 89, «Дикий охотник») писала о том, что агрогородок…
Нояб 15, 2017 388

Оптовые покупатели на рынках России рискуют приобрести товар, сопровождающийся поддельными документами

Об этом предупреждают в Гродненской областной инспекции Госстандарта.
Нояб 15, 2017 387

В Гродно завершился областной этап республиканского фестиваля «Наши таланты тебе, Беларусь!»

В Гродно назвали победителя областного этапа республиканского фестиваля творчества среди…

Календарь

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
 
 

 

 

 
 
 
 
 
1_izbircom.gif2_prezid.gif3_mininfo.gif4_pravo.gif5_obl.gif6_rajisp.gif7_gorisp.gif

Перепечатка материалов rgazeta.by c только с письменного разрешения редакции.
Обращайтесь: rgazeta@tut.by. Любые изменения текстов, заголовков, фотографий rgazeta.by при перепечатке ЗАПРЕЩЕНЫ.
Активная и индексируемая гиперссылка на источник материала обязательна.

Индекс цитирования   Яндекс.Метрика

Подпишись на RSS сайта.